Худший секс в литературе

Поговорим о сексе в литературе. Тема навеяна двумя событиями. Во-первых, английский журнал Literary Review обнародовал шорт-лист антипремии за худшее описание секса в литературе. А во-вторых, до публики наконец дошли отрывки из книги самой знаменитой итальянской проститутки Патриции Д’Аддарио, спавшей с Берлускони.

В список анти-эротичных книг попали произведения Филипа Рота, Джона Бэнвилла, Амоса Оза, Пола Теру и Ника Кейва и скандальный роман «Благоволительницы» Джонатана Литтелла, написанный американским автором от имени офицера СС. Оценить качество можно по отрывкам:

«Это сотрясение опустошило мой мозг, точно ложка, вычерпывающая изнутри сваренное всмятку яйцо» (Литтелл, «Благоволительницы»).

«Теперь в этом было что-то первобытное: насилие женщины над женщиной в комнате, наполненной тенями. Пиджин была волшебным гибридом шамана, акробата и животного. Казалось, между ног у нее маска, странная маска-тотем, превратившая ее в существо, которым ей быть не полагалось» (Рот, «Усмирение»).

«Поцеловав ее горячий мягкий рот с легким синяком в уголке, он сразу понимает, что она была с другим мужчиной, и совсем недавно, — этот привкус рыбьей слизи и опилок, пусть почти неуловимый, ни с чем не спутаешь, — и он не сомневается, что это рот энергичной уличной женщины» (Бэнвилль, «Бесконечности»).

«Джорджи приходится раскатать Мистера Гондона по его Мистеру Пенису и помочь ему вставить Мистера Пениса в Миссис Вагину» (Милуорд, «Десятиэтажная любовная песнь»).

Странно, что в этот топ не попал секс-бестселлер проститутки Патриции Д’Аддарио, в котором она описывает оргию с Берлускони: «Он ласкал всех. Я немало видела за свою жизнь, но 20 женщин для одного мужчины? На оргиях число мужчин и женщин примерно одинаково, но здесь право на соитие имел только один мужчина — премьер-министр… Он был со мной очень нежен. Походил на ребенка, который выиграл приз в парке аттракционов. В комнате было темно: он любит темноту».

Как вы думаете, стоит ли великим писателям пускаться в эротическую графоманию или это удел порнографов? Где граница между порно и литературой? И нужно ли вообще передавать на бумаге прелести физической любви? С этими вопросами я обратилась к доценту кафедры теории и литературной критики Литературного института им. Горького Алексею Антонову.

— Я веду литературный кружок, и у нас недавно возник подобный разговор. Думаю, если писатель хочет описать жизнь во всей ее полноте, без секса не обойтись. Для меня крайним примером фальши в литературе является целый ряд произведений социалистического реализма, где муж с женой ложатся в постель и говорят о том, как сделать рацпредложение или повысить уровень надоя. Как описать секс? Это большой вопрос. Для меня идеалом описания секса является «Лолита» Набокова, где он пишет: она взяла мой нефритовый жезл, и все всё понимают. И в то же время мы остаемся в рамках пристойности. И потом, мне кажется, что секс должен появляться, только когда он совершенно необходим. Но если без этого можно обойтись, лучше так и сделать.

— Алексей Константинович, а кто по-вашему хуже всех описывает секс?

— Пример худшего описания мне присылают анонимные девочки. Я могу вам зачитать. «Последний насильник отстрелялся Лене в рот и ее отпустили. На широко расставленных ногах она поплелась к двери. «Куда сучка?». И так далее. Написано стилистически неграмотно, автор смакует процесс. А надо рассчитывать на читателя, у которого есть воображение и опыт. Когда Островский описывает отношения Бориса и Екатерины в «Грозе», они уходят за сцену и, что там дальше, каждый представляет в меру своей испорченности. Может, они просто за руки держатся? Здесь же все ясно, это чистая порнография.

— Наши классики практически не описывали секс…

— Да, это началось только с Бунина, с «Темных аллей» и «Солнечного удара», то есть в XX веке. У Бунина и Набокова можно учиться, как описывать секс пристойно, целомудренно, не пошло.

— Давайте выделим критерии хорошего описания секса. Что вы советуете своим студентам?

— Я бы сказал, что не стоит никогда описывать патологию: будить инстинкты и жестокость. У меня на этот счет строгое мнение. Многие люди нетрадиционной ориентациb никак своих отклонений не проявляют, по крайней мере, так было в советское время. Потому что никто ее не будил! Литература не должна потакать порокам. Второй запрет — ненормативная лексика. Не стоит называть вещи своими именами при описании полового акта, лучше пользоваться иносказаниями. В-третьих, не надо подробностей: читателю не обязательно представлять, в какую позу кто встал. Я считаю, что можно создать прекрасную сексуальную сцену, описывая только переживания людей, а не ту гимнастику, которой они занимаются.

С доцентом Литинститута не поспоришь! Я тоже уверена, что троеточия говорят о сексе гораздо больше, чем словоизвержения некоторых авторов.

Интересно ваше мнение. Какое описание секса вы считаете худшим?

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

SAS.Планета 90721 Eltima Flash Optimizer 2.1.2.350 Опыт дурака (Норбеков Мирзакарим) (аудиокнига) SpySound v 2009 15 0 100 способов удаления самых различных пятен Н.Д. Титова

Последние новости