Почему русские непобедимы

Почему русские непобедимы

Автор Андрей Максимов

Знаете, почему мы непобедимы? Ну, в смысле русские? А потому что нам мало надо. Спокойно, без обид. Это не я сказал. А канцлер Бисмарк. Ну, там, когда вокруг него все решали: нападать на Россию или нет — железный канцлер прямо так и заявил: «Это неразрушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими пространствами и ограниченностью потребностей…»

Как вам нравится про ограниченность потребностей? Это Бисмарк еще не видел, как мы асфальт кладем. Всякие там иностранцы нелепые думают: мол, плохие дороги — это когда асфальта нет. В России плохая дорога может начаться именно и сугубо в тот момент, когда асфальт положен. Новый. Но наш. Или нашими. Или не нашими, но под нашим руководством.

Всяк москвич знает, что Ленинградский проспект подвержен ремонту, в результате которого нам всем скоро станет хорошо жить. Или не скоро. Но станет. И вот не так давно еду я из области прямиком в центр. Поздний вечер. Машин чуть-чуть. Разгоняюсь. Спокойно, ГИБДД, до 60 километров. Кто же ночью по Москве с большей скоростью едет, правда? Доезжаю до начала ремонта, проезжаю сквозь тоннель практически на пересечении с Волоколамкой — ничто не предвещает ничего. Редкий рабочий добежит до середины ремонтируемого шоссе, да и остановится, пораженный отсутствием пешеходных переходов. А так — все хорошо.

И вдруг машина начинает подпрыгивать. А потом проваливаться. А потом — опять подрыгивать. Потому что асфальт уложен горками и ямками. Может, это, конечно, производственная необходимость такая… Не знаю… Но тогда бы я предложил новый знак установить типа: «Осторожно! Дорога заасфальтирована!».

И, главное, никто не удивляется вовсе: подпрыгивают и проваливаются. И я со всеми. Тут же главное от одного тоннеля до другого добраться: потому что в тоннеле асфальт кладут хорошо.

Русский человек — чем силен? Он удивляется хорошему. Вот произойдет с ним или со страной что хорошее — удивляется. И благодарит. А плохому не удивляется. И не ругается. Привык потому что. А если чего нет вовсе или есть, но не то — русский человек, он до последней капли сил своих в положение старается войти, терпит и не удивляется. И не победить нас никогда чиновникам-бюрократам и всяким врагам-супостатам, потому как Богом терпения нам отмерено немереное количество.

Вот тут мои друзья решили поехать в Ясную Поляну на фирменном поезде с одноименным названием. И предложено им было купить электронные билеты. Ну, друзья обрадовались, наивные. Даже некий знак в этом увидели (гуманитарии все потому что): мол, на поклон к почтенному старцу, символу, можно сказать, России и — с такими современными проездными документами. Купили, значит. На вокзал пришли.

Дальше рассказывать? Или и так все понятно? Ну, я вкратце. Сначала полчаса стояли у терминала: потому как на Курском вокзале вместо электронных билетов нужно взять привычные. Терминал билеты не признал. Тогда обладатели электронных билетов встали в обычную билетную кассу — в очередь. Когда подошли к кассирше, она и говорит: вы чего, говорит, с электронными надо часа за полтора приезжать. Это ж, объясняет кассир, не обычные бумажные, это ж электроника! Она запросто может не сработать… Туда-сюда… Пока разберемся…

А что вообще сильнее: электроника или русский человек? Вопросов нет: русский человек. Потому что он — добрый, а электроника — равнодушная. Все кассирши — в количестве трех во главе с начальницей — закрутились, забегали, вместо подозрительных электронных дали нормальные билеты, и люди успели на поезд.

Потом приехали в Ясную Поляну и удивились: потому что там было хорошо. Директор музея Владимир Ильич Толстой так все продумал: что люди вроде как приезжают в провинцию, а удобства — как в столице. Например, на завтрак дают овсяную кашу. Мелочь? В общем, да. Примерно такая же, как хорошо заасфальтировать дорогу или сделать так, чтобы электронные билеты работали. Гостиница удобная. В номерах все функционирует. Ресторанов вокруг и внутри Ясной Поляны — несколько, и везде вкусно кормят. А обслуживающий персонал занимается тем, что туристов обслуживает. То есть не качает свои права, а защищает права тех, кто приехал. Я намеренно не говорю про уникальный музей, в котором все — подлинное, и даже, скажем, фотографии на стенах висят те самые и ровно так, как при Толстом. И книги в кабинете Толстого те самые, что гений читал.

На самом деле мы все можем и все умеем. Не дурней некоторых. Главное: захотеть. Вот захотел Владимир Толстой и сделал музей мирового уровня — не только в смысле экспонатов, но и в смысле сервиса. И потому не хочу я верить Бисмарку — будь он хоть трижды гений. Потребности наши растут. И мы хотим удивляться удивительно хорошему, а не плохому. Возражения есть? Нет. Будем стараться.

http://www.izvestia.ru/comment/article3130605/

Следующая новость
Предыдущая новость

Dr.Web v.5.00.1. 03310 Я — победитель! (Гипнотическая сессия для мужчин) Снежинки из бумаги ажурные Ashampoo Internet Accelerator 3.10 Rus Nero Burning ROM 9.4.13.2c Unattended Edition RUS + Auto-Keygen

Последние новости